Шаннар (shannar) wrote,
Шаннар
shannar

Category:

Пять речей Хагбарда

«Наша работа, — написал Хаксли перед смертью, — это пробуждение».


Хагбард сказал:

Социальный процесс определяется не средствами производства, а цепочками коммуникации. Маркс заблуждался, не владея инструментом кибернетики. В этом он был похож на инженеров его эпохи, которые рассматривали электричество с точки зрения совершённой работы, пока Маркони не стал рассматривать электричество с точки зрения передаваемой информации.

На самом деле правительство существует лишь в той степени, в какой существуют цепочки коммуникаций, соединяющие его и народ; чтобы создать их, необходимо внедрять и поддерживать определённые слова и представления, которые формируют семантическую среду. Правительства не только изымают из обращения слова и понятия, которые угрожают их власти, но и внедряет свою идеологию во все сферы, так или иначе связанные с передачей и обменом информации. Они должны или создать такую среду, или паразитировать на подходящей, или то и другое вместе.

Ты когда-нибудь задумывался, что профессор — это полицейский от интеллекта?

А — это не А. Как только ты допускаешь, что А есть А, ты на крючке. В буквальном смысле на крючке, потому что ты становишься частью Системы.

Царь существует лишь до тех пор, пока люди верят, что он — царь.

Есть более чем одна разновидность магии.

И эта — магия власти.

Хагбард сказал:

Я доказываю им, что правительство — это галлюцинация в сознании правителей.

Так как власть создаётся изменением реальности восприятия участвующих в доминантно-субординантных отношениях людей, то ясно, что к освобождению ведёт путь магии.

Анархизм останется придатком политики и, как любая другая политика, останется формой смерти, если не освободится от обусловленной «реальности» капиталистического общества и не создаст собственную реальность. Борова — в президенты. Кислоту — в водопровод. Секс — на улицы. Заставим совершенно невозможное стать повсеместно возможным.

Реальность термопластична, а не термореактивна. Её можно перепрограммировать, хотя люди об этом даже не догадываются. Первородный грех, логический позитивизм, мифы об ограничениях — это всё колдовство, обман, построенный на термореактивной реальности. Конечно же, пределы есть — надо быть полным дебилом, чтобы это отрицать, — но эти пределы вовсе не так жестко закреплены, как нас убеждали. Намного правильнее сказать, что нет практических пределов, и реальность такова, какой её решают сделать люди. Но на протяжении последних тысячелетий мы, словно безумцы, постоянно выдумываем ограничения за ограничениями, так что нужна поистине негативная энтропия, чтобы поколебать основы. И это не просто трёп; я знаю, о чём говорю, потому что по образованию я математик.

Сейчас земля принадлежит землевладельцам, и дело тут в магии. Люди чтят документы, составленные в государственных учреждениях, и не смеют ступить на участок земли, если в каком-нибудь документе сказано, что этой землей владеет кто-то другой. Это помрачение, разновидность магии, и нужна противоположная магия, чтобы снять это проклятие. Нужна шокотерапия, чтобы разорвать и перестроить цепочки команд в коре головного мозга, сбросить «выкованные разумом оковы», о которых писал Блейк. Это элементы непредсказуемые: эрратические, эротические, эристические.

Тим Лири сказал об этом так: «Люди должны сойти с ума, чтобы прийти в чувство». Люди не чувствуют настоящую землю, не наслаждаются её теплом и запахом, пока в коре головного мозга позвякивают цепи, которые внушают, что земля принадлежит кому-то другому. Если не хочешь называть это магией, называй контркондиционированием, суть не изменится. Мы должны развеять галлюцинацию, навязанную нам обществом, и жить самостоятельно. Вернуть обратно старые реальности, которые считаются мёртвыми. Создать новые реальности. Вывести поэзию с книжных страниц в повседневную жизнь. Сюрреализм, врубаешься? Антонен Арто и Андре Бретон кратко резюмировали это в Первом Манифесте Сюрреализма: «полное преобразование сознания и всего, что похоже на сознание». Свободу даёт Воображение.

И это — магия освобождения.

Хагбард сказал:

Если тебя убедили мои слова, то ты уже думаешь, что реальность власти находится в умах, и что лучшее средство борьбы с ней — воображение. Пока я сидел в тюрьме, я миллионы раз воображал себя за пределами тюремных стен. Но всякий раз, когда я открывал глаза, стены и решётки оказывались на прежнем месте. И что же меня в конце концов меня освободило? Организация, а вовсе не бесполезное воображение и не выдумки о какой-то магии.

Вот тебе слово, в котором столько-же букв, сколько и в слове «воображение», но куда более практичное: организация.

Власть — это организация. Значит, и противостоять власти может только организация.

Хагбард сказал:

Всё сказанное посредством языка отчасти верно, и отчасти ложно.

Видел ли ты, как полицейские работают дубинками? А протестующие от них удирают. Заметь, это символ власти. Она требует повиновения.

Председатель Мао не сказал и половины. Из ствола винтовки вырастает не только политическая власть, но и всё определение реальности. Сцена и то действие, которое должно произойти именно на этой сцене, и ни на какой другой.

Согласно Марксу, идеология правящего класса становится идеологией всего общества. На самом деле, она становится не идеологией, а Реальностью общества.

Посмотрите ещё раз на разгон демонстрации. Пока они не изменили определение, это был обычный городской парк. Сейчас оружие изменило Реальность. И это больше не городской парк.

Или возьмите, к примеру, указы об Огораживании. Вчера земля принадлежала народу. А сегодня она уже принадлежит землевладельцам.

Или указы о Наркотиках. Сто тысяч безобидных наркоманов в одночасье стали преступниками по акту Конгресса в 1927 году. Через десять лет, в тридцать седьмом, по акту Конгресса в одночасье стали преступниками все курильщики марихуаны.

И они действительно стали преступниками, когда все документы были подписаны. Это доказывают винтовки. Попробуй уйти от этих винтовок с косяком в руке и не остановиться, когда тебе прикажут. Через секунду их Воображение станет твоей Реальностью.

Когда массы принимают идеологию правящего класса в качестве своей реальности, то эта реальность производит реальное-же насилие, которое поддерживает существующую реальность.

И Хагбард сказал:

То, что нам действительно нужно — это организация воображения.
Tags: 23, hagbard celine, never whistle while you're pissing
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments